Томские династии. Ада Ивановна Широких

В читальном зале гуманитарной литературы есть небольшая (по формату, но не по содержанию!) книга Т. Куперт «Томские династии. XX век».

Она о 30 династиях томичей, которые во многом определяли духовный, культурный уровень нашего города.

Приятно заметить, что среди фамилий, прославивших Томск, есть и фамилия нашей коллеги Ады Ивановны Широких, которой 30 июня исполнилось бы 80 лет. В эти дни нельзя не вспомнить об этом удивительном человеке, интеллигентнейшей и образованнейшей женщине, библиографе самого высокого класса. Именно о таких библиотекарях Л. Ошанин писал: «Душ человеческих добрые лекари». Ада Ивановна проработала в НТБ ТПУ 16 лет, до самого последнего своего дня. До этого она трудилась в Научной библиотеке ТГУ, работала учителем истории.

Ее отец Иван Иванович Широких, равно как и его брат Павел Иванович Широких, закончил Томский Технологический институт. Бабушка Ады Ивановны Вера Николаевна Наумова -Широких была директором Научной библиотеки ТГУ и явилась выдающимся представителем просвещения и культуры Томска. Она родилась в 1877 г. в семье писателя Н. И. Наумова, окончила Томскую Мариинскую гимназию, а затем поступила на Бестужевские курсы в Санкт- Петербурге. Вера Николаевна была крестницей Салтыкова- Щедрина, подругой Крупской, в Петербурге некоторое время жила в семье Менделеева, была знакома с Горьким и Короленко, состояла в переписке с Вернадским. Семья Наумовых-Широких жила в доме на Кузнецова 30 по соседству с Э. Денисовым ( сейчас в этом доме находится музей «Профессорская квартира»).

В. Н. Наумова-Широких с отцом и дядей Ады Ивановны

Так что преданность Ады Ивановны библиотечному делу имеет очень глубокие корни. Бабушка Ады Ивановны внесла огромный вклад в развитие Научной библиотеки ТГУ – Ада Ивановна так же преданно служила Научно-технической библиотеке ТПУ.

Сотрудницы НТБ, начало 80-х годов

Ада Ивановна ушла очень рано – ее не стало в 1996 году в возрасте 56 лет. Но даже если удалось поработать с этим человеком недолго – это бесценный опыт и ощущение радости общения с необыкновенным человеком. Ада Ивановна была проводником культуры, лучших традиций русской интеллигенции, рядом с ней невозможно было интеллектуально и духовно не обогатиться.

Вот как рассказывает об Аде Ивановне О. М. Васильева, работавшая вместе с ней в библиографическом отделе НТБ ТПУ :
«Немного людей, вспоминая которых, душа улыбается. Ада Ивановна — одна из них. Она удивительным образом сочетала в себе практичность и абсолютную отстраненность от бытовухи. Рассеянность и собранность, элегантность, утонченность и готовность легко включиться в карнавальный кипиш. Она умела добиваться своего, если считала это важным. Не грубо и напролом, а терпеливо, мягко и тактично. Она любила и практически «нянчила» студентов. Абсолютный гуманитарий, она прекрасно, кажется, интуитивно, ориентировалась в море научно-технической информации. Это сегодня «О’кей, Google» нам в помощь. Тогда (сейчас тоже, но с поправкой на технологии) работа библиографа состояла в знании еще и содержания изданий, причем не только информационных – ответы на не всегда внятно сформулированные запросы наших ученых читателей можно было найти в самых неожиданных местах. Поэтому в какой-то части мозга постепенно организовывался «подвальчик потенциально необходимой информации и источников, ее содержащих». «Подвальчик» Ады Ивановны можно было сравнить с запасниками Эрмитажа. Отдельная тема – оформление списка литературы и стандарты на библиографическое описание. На меня они наводили тоску и вызывали легкую панику. Ада Ивановна, по-моему, знала их наизусть. Причем с разнообразными вариантами примеров. Пока она была рядом, я в эти стандарты не погружалась. Просто спрашивала, как будет правильно.
Два человека были смыслом ее существования – мама и дочь Татьяна. Их дом был хлебосольным и гостеприимным (90-е годы не отличались продуктовым изобилием). В нем жили рыжий Котя («Котя родной!»), собака Фрося («Фрося родная!»), а потом появилась… курица, которую выгуливали у подъезда.
Встретить сейчас таких людей, все равно что наткнуться на алмазное месторождение в центре Томска. Остались память и благодарность судьбе, подарившей такую встречу. Мне реально повезло с Учителями в профессии. И в жизни тоже. «


Справочно-библиографический отдел, 1991 г.

С теплотой вспоминает Аду Ивановну Е. А. Газетова: » Мы тогда молодые были, я училась в Кемеровском институте культуры . Если были какие вопросы, обращалась только к Аде Ивановне. Всегда выслушает, подскажет, научит. Только доброе и светлое о ней. И библиограф от бога.»

Руководила отделом, в котором трудилась героиня нашего повествования, Н. И. Кубракова. Оценка руководителя тоже говорит о многом:

«Не каждый из нас остается в памяти тех, с кем работал, общался, встречался. Мне, а, точнее, библиотеке ТПУ, повезло. Ада Ивановна Широких из тех сотрудников, которых забыть нельзя… Ада Ивановна любила свою работу, общение с читателями. Всегда была готова прийти им на помощь. В те годы было принято, что дежурный библиограф не должен сидеть в отделе, он должен был находиться в читальном зале, помогать читателю. И здесь Ада Ивановна была внимательнее всех. И я не раз, как руководитель отдела, видела что приходили читатели конкретно к Аде Ивановне, в ее дежурство в читальном зале. Энциклопедически образованная, эрудированная, она обладала уникальной способностью помнить все — даты, цифры, факты, события, фамилии. Удивительно обаятельная женщина и, конечно, профессионал.»

Ада Ивановна в Справочно-библиографическом отделе

Осенью НТБ ТПУ исполняется 120 лет. Время бежит, меняются технологии, поколения библиотекарей творят историю НТБ. Но залог успеха- это не только идти в ногу со временем, но и чтить традиции, передавать их дальше. «Душ человеческих добрые лекари» — это про нас, служащих библиотечному делу.

100 лет со дня рождения К. Г. Каргапольцевой — девятого директора НТБ

В юбилейный для библиотеки год исполняется 100 лет со дня рождения Кентии Григорьевны Каргапольцевой, директора НТБ с 1962 по 1975 год.

Время ее директорства пришлось на трудный период в жизни библиотеки. Книжные фонды в то время располагались в разных учебных корпусах: главном, третьем, восьмом и десятом. Кентии Григорьевне удалось объединить столь разрозненное хозяйство и сплотить коллектив. Но главное – ей удалось ходатайствовать о строительстве специального библиотечного корпуса, в котором сейчас располагается библиотека. Строительству нового корпуса было отдано 12 из ее 16-ти лет работы в библиотеке! Целый том хроники строительства написала Кентия Григорьевна, и он до сих пор хранится в НТБ.

Новый корпус НТБ были принят госкомиссией 8 марта 1973 года и, к сожалению, с большими недочетами. Но. Несмотря на это, началась его эксплуатация и переезд книжных фондов, длившийся 6 месяцев. 10 сентября 1974 года под руководством Каргапольцевой К. Г. состоялось торжественное открытие нового библиотечного здания, приуроченное к проходившему тогда в Томске совещанию вузовских библиотек Западно-Сибирской зоны.

Помимо библиотечной работы, Кентия Григорьевна много времени уделяла работе общественной. Она трижды избиралась депутатом Кировского совета г. Томска, была членом партбюро административно-хозяйственного управления института, выполняла обязанности секретаря методического объединения вузовских библиотек.

За свой труд К. Г. Каргапольцева награждена медалями «За доблестный труд к 100-летию со дня рождения В. И. Ленина», «Ветеран труда».

Во время Великой Отечественной войны Кентия Григорьевна была сандружинницей и имеет Орден Отечественной войны 2-й степени, медали 40 лет Победы и 50 лет Победы.

Кентия Григорьевна всегда пользовалась большим авторитетом и заслуженным уважением как в коллективе библиотеки, так и среди сотрудников ТПИ, а также любовью и признательностью читателей.

ТПУ представлен в проекте «Памятные вещи»

Томский политехнический университет представлен в проекте «Памятные вещи», организатором которого выступили фотошкола «Академия Фотографии» и контент-агенство Макушин Медиа Лаб».

Проект «Памятные вещи» посвящен 75-летию Великой Победы. Проект для памятных историй, воспоминаний, проект памяти, которая осталась в вещах, сохранившихся со времен Великой Отечественной войны.

Научно-техническая библиотека и Комплекс музеев ТПУ бережно хранят предметы, связанные с памятными датами военных лет.
На фото представлены книги из фонда Отдела редких книг и книжных памятников НТБ, изданные в военный период 1941-1945 гг., пропуск, выданный ректору (тогда директору ТИИ) Воробьеву Александру Акимовичу, разрешающий въезд и временное проживание в г. Москва сроком по 02 июля 1944 года, а также письмо-треугольник, отправленное Воробьеву в апреле того же года.
На фотографии можно увидеть и вещи из Комплекса музеев ТПУ – погоны, фляжка, планшет, штык от винтовки Мосина и др. Все эти экспонаты когда-то принадлежали политехникам, сражавшимся на поле боя. Это вещи, которые хранят в себе память страшных событий Великой Отечественной войны.
К примеру, погоны и парадный ремень принадлежали выпускнику механического факультета ТИИ капитану артиллерийских войск А.Н. Солоницыну (1917-1981). Солоницын ушел в действующую армию в июле 1941 года. В 1943 году он окончил Военную академию бронетанковых и механизированных войск, служил на Западном фронте заместителем командира батальона по технической части. Награжден орденом Красной Звезды. После войны остался в вооруженных силах, прошел путь от преподавателя танкового училища до начальника бронетанковой службы Южной группы войск. С 1974 года А. Н. Солоницын принял отставку в звании генерал-майора.

С 24 июня все фотографии проекта «Памятные вещи» выставлены в Томском областном краеведческом музее.
Познакомиться с памятными вещами, представленными на фото, станет возможным, как только закончится период самоизоляции. Научно-техническая библиотека и Комплекс музеев ТПУ с нетерпением ждут своих посетителей.

НТБ в годы Великой Отечественной войны

Накануне войны в Томске насчитывалось 6 вузов, 19 техникумов и несколько научно-исследовательских учреждений. Наиболее крупными вузами были Томский государственный университет (ТГУ), Томский индустриальный институт (ТИИ, ныне Томский политехнический университет), Томский медицинский институт (ТМИ, ныне Сибирский государственный медицинский университет), Томский электромеханический институт инженеров железнодорожного транспорта (ТЭМИИТ, ныне Омский государственный университет путей сообщения).

Томск занимал одно из лидирующих положений среди других городов Сибири и СССР не только по концентрации научно-педагогических кадров, но и студентов, тем самым подтверждая статус студенческого города, сибирского «Кембриджа» (Правда: 1937. 22 августа). Так, на 1 января 1942 г. в томских вузах обучались 6 149 студентов, в то время как в вузах Новосибирска — 4 708.

В стенах Томского технологического института разместились несколько эвакуированных учебных заведений: Ленинградское артиллерийско-техническое училище, Белоцерковское пехотное училище, Московский институт стали и сплавов, Новочеркасский индустриальный институт.

Быстро, без суеты, подготавливались здания для будущих заводов и госпиталей, выселенные из большинства своих корпусов вузы без задержек вывозили оборудование, музейные экспонаты и прочее, что было необходимо для обеспечения учебного процесса и размещали на оставшихся площадях.

Из-за тяжелых обстоятельств работа НТБ была свернута. Штат библиотекарей состоял на тот момент из 12 человек, которые обслуживали не только политехников, но и читателей из эвакуированных вузов. Кроме того, небольшая библиотечка станкостроительного института временно влилась в фонд НТБ.

В корпусах было холодно. С начала зимы часть труб полопалась, и температура в корпусах мало отличалась от уличной. Тетрадей было мало и в основном записи вели на старых журналах между напечатанными строчками. Питание было по талонам. Отличникам выдавали талоны на усиленное дополнительное питание (УДП). Это или добавочный кусочек масла, или чуть больше сметаны. С марта 1943 г. хлебные карточки выдавались не на 400, а на 600 г в день.

При всех бытовых трудностях студенты не только учились и работали, но и сооружали самодеятельную сцену, пели песни, читали стихи, танцевали под старенький баян.

Конечно, для библиотеки, как и для всех в те времена, условия работы были крайне сложными. Книгохранилище по своим размерам не вмещало имеющиеся в НТБ книжные фонды. Книги и журналы продолжали поступать даже в военное время. На данный момент в библиотеке хранится коллекция, которая насчитывает более 500 книг, изданных с 1941 по 1945 годы. Кроме того, во время войны библиотека получала газеты и журналы, правда, с нарушенной периодичностью: оккупированные территории, эвакуация и т. д. Поступали в библиотеку даже зарубежные журналы из США и Великобритании.

К началу учебного года в 1945 году библиотеке вернули ее прежние помещения. Структура НТБ послевоенного времени выглядела следующим образом: читальный зал (располагался в актовом зале института), а также новый читальный зал для студентов, который был оборудован в бывшем чертежном зале в Главном корпусе, фундаментальная и учебная библиотеки, библиографический отдел, отдел комплектования и обработки. Штат библиотеки состоял теперь уже из 13 сотрудников, что было явно недостаточно.
Но все трудности с лихвой окупались радостью от Победы, которая принесла мир и уверенность в завтрашнем дне.